Ассоциация производителей машин и оборудования лесопромышленного комплекса

Возрождение лесного машиностроения России

Бюллетень Ассоциации «ЛЕСТЕХ» №8, 2022 г.

Источник публикации – *Электронное периодическое издание «и-Маш» - «Роль научных школ в возрождении лесного машиностроения России».

По экспертным оценкам в 2021 г. в РФ объем лесозаготовок составил около 230 млн м3 круглых лесоматериалов. Большая часть древесины заготавливается по сортиментной технологии с помощью зарубежных машин, поставки которых в Россию временно приостановлены, равно как и поставки запасных частей и расходных материалов. Свои опасения о возможности возникновения подобной ситуации и о том, какие шаги необходимо предпринять государству в самой ближайшее время – еще в 2016 г. высказывал И.В. Григорьев д.т.н., проф. АГАТУ, Руководитель направления «Лесозаготовка» Ассоциации «ЛЕСТЕХ». За прошедшие 6 лет ситуация в лесном машиностроении практически не поменялась, и при актуализации материала*, при беседе с корреспондентом Бюллетеня Ассоциации «ЛЕСТЕХ» автор внес в него лишь небольшие корректировки.

— Игорь Владиславович, лесопромышленный комплекс России сегодня находится в весьма непростой ситуации. Какие основные проблемы государству и промышленным предприятиям необходимо решать в самое ближайшее время?

— Лесопромышленный комплекс России давно испытывает большие проблемы, которые появились не сегодня, а накапливались несколько десятилетий, начиная с развала СССР.

Общая глобальная проблема отечественного ЛПК – низкая эффективность практически всех его составляющих. Съем древесины с 1 га лесопокрытой площади в России составляет около 0,23 м3, а в развитых лесопромышленных странах этот показатель намного выше. В 2018 г. Тимур Иртуганов, на тот момент занимавший пост вице-президента Союза лесопромышленников и лесоэкспортеров России, приводил следующие цифры: в США с одного гектара снимается 2 м3 древесины, а в Германии - 4,8 м3.

По данным Департамента развития корпоративного бизнеса Сбербанка доля Российской Федерации в мировой торговле лесоматериалами составляет лишь около 4%, а вклад лесного комплекса в ВВП страны — около 0,7%. По оценкам ряда специалистов при рациональном подходе этот вклад может составлять $100-120 млрд в год, что сопоставимо с доходами от нефти и газа.

Причин у этой проблемы достаточно много, как законодательных, так и природно-производственных.

О законодательных проблемах лесного комплекса говорят и пишут много, большая часть проблем переходит из документа в документ. Нами была проведена большая работа по анализу и систематизации проблемных моментов, которая опубликована в статье «Комментарии к стратегии развития лесного комплекса Российской Федерации до 2030 года».

К природно-производственным факторам в первую очередь необходимо отнести транспортную проблему. В России слабая сеть лесных дорог, очень низкие темпы их ввода в эксплуатацию, а качество строительства часто оставляет желать много лучшего. Из официальной статистики известно, что в России на 1 тыс. га – 1,5 км лесных дорог, а в Финляндии на 1 тыс. га – 40 км.

Нельзя не отметить, что спелые доступные насаждения в эксплуатационных лесах во многом уже освоены, в результате плечо вывозки постоянно растет. На некоторых лесозаготовительных предприятиях Сибири оно уже превысило 250 км. Это, в свою очередь, поднимает себестоимость заготавливаемой древесины и снижает рентабельность лесозаготовок. Далее, по цепочке, дорожает продукция и снижается рентабельность деревоперерабатывающих предприятий.

Очень большой проблемой, серьезность которой мы полностью ощутим в этом году, является практически полный развал отечественного лесного машиностроения. Печальные цифры статистики известны, но давайте поговорим и о причинах.

Последовавший за разрушением СССР развал крупных лесопромышленных предприятий на множество мелких компаний, их многочисленные захваты и перезахваты – лишили отечественные заводы лесного машиностроения рынка сбыта.

В те годы владельцы лесных предприятий хорошо осознавали, что право собственности быстро переходило от одних компаний к другим, что исключало желание собственников хоть как-то вкладываться в любые конструкторские разработки и внедрять опытное оборудование. Практически никто не строил долгосрочных планов развития бизнеса, не озадачивался проблемой обновления машинного парка. Стремились больше и быстрее заработать, используя оставшиеся со времен СССР машины и оборудование. Впрочем, так обстояли дела не только в лесном секторе экономики.

Превратившись в акционерные общества и лишившись заказов – прекратили свое существование отраслевые НИИ и КБ. Многие, как например, ЦНИИЛесосплава, по факту прекратили свое существование, а 4-5% оставшихся являются «призраками» известных в прошлом брендов – название на бланках и печати организаций есть, а вот зданий, оборудования и кадров, не считая нескольких научных пенсионеров и пробивного директора нет. При этом, как ни странно, это не мешает им получать достаточно серьезные бюджетные деньги либо на ненужное переписывание нормативных документов, либо на заранее не реализуемые технические разработки.

Если хорошо посчитать, то за постсоветские годы в разработку отечественных лесных машин, например проект «Четра», да и многих других были вложены огромные бюджетные средства, направляемые в виде грантов и т.д., средства были успешно освоены, результата нет, а ответственности никто не понес…

Из своего опыта могу сказать, что больно было наблюдать картину, когда из закрывающихся отраслевых НИИ грузовиками в макулатуру вывозили научные отчеты, каждая цифра в которых была получена при проведении масштабных экспериментов и стоила немалых денег.

В результате – гибель крупных лесозаготовительных предприятий по цепочке привела к гибели отечественных заводов лесного машиностроения и обслуживающих их научных и проектных организаций.

В настоящее время заготовка превалирующих объемов древесины в России выполняется пилами и машинами импортного производства. Мощностей для производства этого оборудования в России практически нет. В «ноу-хау» конструирования и производства современной лесозаготовительной техники мы отстали катастрофически. Это же можно сказать и о деревообработке.

Очень существенная проблема – негативные изменения таксационных характеристик эксплуатационных лесов в сторону увеличения доли низкотоварной древесины и уменьшения среднего объема хлыста, что также снижает рентабельность лесозаготовок.

Под низкотоварной древесиной принято понимать древесину, имеющую товарную стоимость ниже себестоимости ее заготовки и переработки при существующих технологиях. К ней, прежде всего, относится мягколиственная и тонкомерная древесина, которая не пользуется спросом у переработчиков, либо имеет закупочную цену, не оправдывающую затрат на ее заготовку. Появление запретов на экспорт балансовой древесины, без предварительного создания производственных мощностей по ее переработке на территории страны, только усугубляют эту проблему с точки зрения ЛПК. В результате Российские леса деградируют, накапливая такую древесину, а лесозаготовители, для поддержания рентабельности, вынуждены набирать объем заготовки деловой древесины в очень фрагментированном лесосечном фонде, даже путем подневольно-выборочных рубок, запрещенных в России, но проводимых под видом добровольно-выборочных.

Негативные изменения в таксационных характеристиках Российских лесов так же связаны и с почти полным прекращением проведения рубок ухода, которые при сроке аренды до 49 лет просто нецелесообразны для арендаторов.

При этом лесные вузы ежегодно выпускают, если оценивать по количеству выдаваемых документов об образовании, достаточное количество специалистов, но они не идут работать на отраслевые предприятия. И этому есть ряд причин. Во-первых, многие выпускники вузов, привыкнув к городской жизни, не готовы поменять ее на лесной поселок. Во-вторых, низкая рентабельность многих лесозаготовительных предприятий не позволяет им предложить конкурентоспособную зарплату, стимулирующую переезд специалиста в лесные условия. Ну а далее начинает работать принцип замкнутого круга. Не получая специалистов, обладающих знаниями о передовых технологиях отрасли, не обновляя кадровый состав управленцев – предприятие продолжает стагнировать, рентабельность продолжает снижаться, и оно становится все менее привлекательным для выпускников учебных заведений.

Кадровая проблема усугубляется еще и сложной ситуацией с отраслевыми вузами. Это связано с оптимизацией сети вузов России, приводящей к слиянию лесотехнических вузов с другими. В качестве наиболее знакового примера можно привести ситуацию с присоединением Московского государственного лесотехнического университета к МГТУ им. Н.Э. Баумана. Еще раньше был нанесен тяжелый удар по лесному образованию в Архангельской области, после вхождения Архангельского государственного технического университета (бывший Архангельский лесотехнический институт) в Северный (Арктический) федеральный университет (САФУ). Сейчас лесное образование объединили в укрупненное направление «Сельское, лесное и рыбное хозяйство», и я убежден, что на качестве подготовки специалистов лесного комплекса это скажется отрицательно. Следует также учитывать, что лесотехнические вузы теперь выпускают не инженеров, а бакалавров, которые получают унифицированное образование, что для многих специальностей неприемлемо. Они значительно хуже приспособлены к работе на отраслевых предприятиях.

— Возможно ли в ближайшей перспективе производство адекватной замены для зарубежной лесозаготовительной техники, которая сейчас используется в России и составляет основу парка лесных машин ЛПК, если приостановка деятельности в России компаний-производителей затянется?

— История отечественной промышленности, особенно времен СССР, знает немало примеров, когда при возникновении острой потребности разрабатывались и оперативно внедрялись в производство необходимые машины и оборудование не только не уступающие, но часто превосходящие по своему уровню зарубежные аналоги.

Уверен, что ситуацию возможно исправить, но только при соблюдении ряда условий. Прежде всего, необходимо отменить обратную кадровую политику в промышленности, включая лесной комплекс и машиностроение. Необходимо признать неправильным, когда в руководство отраслью (подотраслью) назначаются люди, не имеющие специального образования и производственного или научного опыта. Это необходимо сделать на самом высоком уровне. Без этого все остальные мероприятия не дадут результата. Затем необходимо значительно увеличить ответственность за рациональное использование бюджетных средств на технические разработки. Сейчас совсем не время для грантовых потерь бюджета. У каждого проекта должен быть руководитель, обладающий всей полнотой полномочий и несущий полную ответственность за результат.

Выделение средств на разработки должно предваряться широким обсуждением в профессиональном сообществе как законодательных, так и нормативных документов. В ином случае мы продолжим получать такие весьма неоднозначные результаты, как проект создания лесных машин на базе тракторов МТЗ, который у профессионалов вызывает улыбки, а у чиновников, не понимающих в лесном деле, но распределяющих средства – восторг.

Вероятно, целесообразно собрать комиссию, на добровольных началах, чтобы на базе разработанных, но не воплощенных по разным причинам проектов лесных машин, попробовать сделать совмещение имеющихся в реальности и доступных технологий, отбирая их по критериям целесообразности и возможности локализации производств в России.

Еще одним важным и нужным моментом является создание Министерства лесного комплекса. Необходим единый орган управления, по аналогии с Минсельхозом, ведающий и машиностроением, и вопросами посадки, сбора, переработки и экспорта урожая. На мой взгляд, очень хороший пример, ведь с сельским хозяйством у нас, по счастью, все намного лучше, чем в лесной отрасли. И, разумеется, в руководстве этого Министерства и подчиняющихся ему структурных подразделений должны быть люди с базовым образованием и практическим опытом, а не юристы или специалисты по недвижимости.

— Ситуацию необходимо исправлять в самое ближайшее время, не только создавая конструкторскую документацию, но и осваивая полномасштабный выпуск оборудования, которое в ближайшей перспективе должно, как минимум, сохранить объем лесозаготовки и переработки древесины для сохранения объема внутреннего потребления и выполнения экспортных контрактов, а в будущем успешно конкурировать с импортными моделями. Какие Вы видите перспективы для выхода из сложившегося кризиса?

— В области развития отечественной техники и технологии, на мой взгляд, основная надежда на оставшийся кадровый ресурс отраслевых вузов, и, особенно, на межвузовские научные школы, которые активно ведут научную работу и могут разработать конструкторскую документацию на свои разработки высокого уровня. Еще раз отмечу, что специализированные НИИ и КБ практически прекратили свое существование, а отдельные коммерческие производства не могут быстро масштабироваться для обеспечения всех потребностей страны. Дело не только в наращивании производственных мощностей, но и в необходимости учета различных условий работы в разных регионах. В вузах сейчас еще можно найти последние концентрированные коллективы профессионалов, которые, в силу своих профессиональных обязанностей, знают специфику работы отраслевых предприятий, знакомы с новинками и мировыми тенденциями в развитии машин и технологий, знают нюансы и особенности условий работы в разных регионах России.

В качестве примера хочу привести научную школу «Инновационные разработки в области лесозаготовительной промышленности и лесного хозяйства», которая сейчас работает на базе Арктического государственного агротехнологического университета и тесно сотрудничает с Петрозаводским государственным университетом, Северным (Арктическим) федеральным университетом имени М.В. Ломоносова, Воронежским государственным лесотехническим университетом имени Г.Ф. Морозова, Сибирским государственным университетом науки и технологий имени академика М.Ф. Решетнева, Братским государственным университетом, Уральским государственным лесотехническим университетом и рядом других ВУЗов. Совместной работе и координации действий очень помогает Ассоциация производителей машин и оборудования лесопромышленного комплекса «ЛЕСТЕХ», ставшая за последние годы единой информационной площадкой лесопромышленного комплекса.

Сейчас появился сравнительно новый термин – конвергентные технологии, предусматривающие проведение исследований на стыке различных наук. Еще в самом начале формирования школы «Инновационные разработки в области лесозаготовительной промышленности и лесного хозяйства», более 15 лет назад, уже было понятно, что принудительные ограничения исследований в рамках одного прикладного направления, или, тем более, одного научного коллектива (кафедры) ведут в тупик. К совместной работе активно привлекаются специалисты в области лесохимии, лесного хозяйства, деревообработки, экономики лесного сектора, биотехнологии, а также практикующие инженеры-механики с хорошей подготовкой в области проектирования лесопромышленного оборудования. За последние 10 лет в рамках научной школы подготовлены 5 докторских и более 30 кандидатских диссертаций, получено более 50 патентов на изобретения и полезные модели. Принципиальным отличием научных школ от научных коллективов, работающих в рамках одного университета, является то, что зачинателями и руководителями научных проектов являются ученые кафедры, а в качестве соисполнителей, на добровольных началах, мы привлекаем наиболее грамотных специалистов из смежных областей знаний и иных организаций.

Именно подобные научные коллективы, работающие в разных сегментах ЛПК, способны обеспечить значимый прорыв из сложившейся и очень негативной сложной ситуации в ЛПК. Хочу подчеркнуть, что хотя научная школа, о которой мы говорим, не единственная в стране, подобного уровня научные коллективы в лесном секторе можно пересчитать по пальцам одной руки. Их осталось очень немного, что во многом связано с деградацией лесной науки, образования, опытно-конструкторских разработок, по сравнению со временами СССР.

— Есть ли уже примеры готовых решений, которые могут быть внедрены в ближайшее время?

— Таких примеров достаточно много, взять хотя бы разработки научной школы в области автоматизации древесно-подготовительных цехов – исследования, начатые к.т.н. Локштановым Б.М. и д.т.н. Куницкой О.А., получили развитие при сотрудничестве со специалистами Петрозаводского и Вятского университетов. Разработки в области энергоэффективности лесных машин и оборудования продолжены в сотрудничестве с д.т.н. Александровым И.К. из Вологодского университета и работы в этом направлении мы ведем совместно с учеными Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого.

Мы добились весьма впечатляющих результатов в области модификации древесины, разработали новый концепт лесных машин, производство которых можно достаточно быстро организовать в рамках содружества стран БРИКС.

Сейчас мы активно работаем в области разработки модульных систем машин непостоянных лесопромышленных складов (лесных терминалов), по советской классификации 4 НС, способных на временных площадках перерабатывать низкотоварную древесину и недревесную продукцию леса, разрабатываем проекты по организации энергонезависимых биотопливных производств в условиях лесных складов и т.д. Для обеспечения их эффективной работы разработан газогенерирующий комплекс, способный вырабатывать электрическую энергию на лесных терминалах, перерабатывая отходы основного производства – порубочные остатки.

Новой тематикой исследований стали вопросы повышения эффективности разработки лесов, произрастающих на вечной мерзлоте, а также на склонах гор и сопок, в том числе в условиях криолитозоны.

Для нас является принципиально важным обеспечение возможности доработки и внедрения подготовленных проектов в реальное производство. Сейчас ведь работы ведутся на чистом энтузиазме, за идею, а любой исследователь всегда ищет варианты для промышленного внедрения результатов своей работы. Мы хорошо понимаем, что довести наши разработки до внедренческого уровня без помощи заинтересованных организаций у нас самих не получится – нужны производственные ресурсы и спрос на разработки и оборудование со стороны лесозаготовительных и деревообрабатывающих предприятий.

На основании анализа передового опыта и собственных идей мы создаем скорее концепты, а уже для создания готовой техники необходимо пройти еще очень долгий путь – необходимо подключать конструкторов, опытно-механические мастерские, на опытных образцах определять слабые места новых технических и технологических решений, но решение этих проблем можно очень быстро интенсифицировать при совместной работе всех заинтересованных сторон.

Наша научная школа готова предоставить всем заинтересованным лицам материалы по наиболее перспективным и подготовленным к внедрению разработкам.

Игорь Григорьев, д.т.н., проф. АГАТУ, 
руководитель направления «Лесозаготовка»
 Ассоциации «ЛЕСТЕХ»

ПОДЕЛИТЬСЯ

В числе экспертов Ассоциации:

Фото эксперта Николай Беляев
Николай Беляев
Представитель Timbeter в Российской Федерации
[email protected]
Фото эксперта Дмитрий Бастриков
Дмитрий Бастриков
Кандидат технических наук, руководитель ООО «Завод Эко Технологий»
[email protected]

Ассоциация «ЛЕСТЕХ»: [email protected]