Ассоциация производителей машин и оборудования лесопромышленного комплекса

Приоритетные инвестиционные проекты в области освоения лесов. Панацея от всех бед или избыточный риск

Бюллетень Ассоциации «ЛЕСТЕХ» №9, 2022 г.

В 2007 г. в России был введен механизм приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов. Является ли данный механизм системным фактором развития лесопромышленного комплекса или нет, мы постараемся обозначить в данной статье на основе знаний, полученных в ходе реализации подобных проектов ООО «Национальное Лесное Агентство Развития и Инвестиций». Также постараемся проанализировать данный механизм на основе имеющегося опыта и в свете происходящих событий, связанных с изменением геополитической ситуации в стране и в мире.

В настоящее время, в Постановление Правительства №190 от 23 февраля 2018 г. «О приоритетных инвестиционных проектах в области освоения лесов» внесены поправки от 28.03.2022 г., которые конкретизируют спорные моменты и актуализируют документ согласно сложившихся реалий.

Напоминаем, что механизм приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов (далее ПИП) позволяет получить лесные ресурсы в долгосрочную аренду минуя стандартные процедуры, кроме того, использование данного механизма позволяет снизить плату на арендные платежи на 50%. 

ВЛИЯНИЕ МЕХАНИЗМА ПРИОРИТЕТНЫХ ИНВЕСТИЦИОННЫХ ПРОЕКТОВ В ОБЛАСТИ ОСВОЕНИЯ ЛЕСОВ НА ЛПК

Механизм ПИП не несет прямого стимула инвестиционной деятельности. Исключением можно считать снижение стоимости арендных платежей, но этот эффект незначителен на фоне колебания цен на круглые лесоматериалы, а сумма экономии на арендных платежах ничтожна в рамках инвестиционного проекта. Тем не менее, данный механизм формирует на рынке «иную атмосферу». Создается иллюзия, что можно нарастить производственный потенциал через расширение действующего производства или войти в лесопромышленный бизнес через данный механизм. Все это генерирует дополнительную конкурентную среду, направленную на развитие перерабатывающих мощностей.

Не ясна конечная цель механизма ПИП в области освоения лесов. Вполне логичным следующим ходом является введение частной собственности на леса, как это было с землями сельхозназначения. В этом случае лес становится активом, с конкретной рыночной стоимостью. Лесной участок может быть заложен в банк для получения инвестиционного кредита. Также лесной участок, имеющий стоимость, увеличивает балансовую стоимость лесопромышленного предприятия, что также стимулирует приток инвестиций. В текущем формате, когда лес принадлежит государству, лесной участок в аренде не имеет адекватной рыночной стоимостной оценки и не позволяет привлекать существенные инвестиции под его залог. Безусловно, российские банки кредитуют предприятия, имеющие участки леса в аренде, но это связано с сырьевой безопасностью бизнеса, а не с наличием залоговой базы и не влияет на потенциальный объем кредитных средств.

Механизм приоритетных инвестиционных проектов ускорил некоторые процессы, которые происходят в лесопромышленном комплексе. Так, на текущий момент, лесопромышленный сектор можно разделить на две условные части – сегмент крупного бизнеса и сегмент среднего бизнеса. Малый бизнес практически исключен из данного механизма, так как минимальный объем инвестиций для вновь создаваемых мощностей составляет не менее 3 млрд руб., а для модернизации имеющихся мощностей не менее 2 млрд руб. Все это укладывается в общую логику государственной политики, направленной на укрупнение бизнес-объектов лесопромышленного комплекса, а также отражает рост цен на технологическое оборудование и строительство – произошедший в последнее время.

Крупный бизнес широко представлен в лесопромышленных районах страны, прежде всего на Северо-Западе РФ, частично в центральных регионах и в некоторых сибирских регионах – в Иркутской области и, частично, в Красноярском крае. Эти регионы характеризуются хорошим лесным фондом, с преимущественно хвойными насаждениями, наличием целлюлозно-бумажных производств и относительно развитой лесной логистикой. Наличие промышленно ценных древостоев и потребителей низкокачественной древесины (ЦБК) привело к формированию современных крупных вертикально и горизонтально интегрированных лесопромышленных холдингов, несмотря на сложную ситуацию 90-х, когда многие крупные предприятия были разрушены. Процесс укрупнения лесопромышленного бизнеса достиг апогея на Северо-Западе РФ, а механизм ПИП ускорил данную тенденцию. Так, например, в Вологодской области практически весь лесной фонд находится в аренде у крупных лесопромышленных предприятий, а доля малого бизнеса незначительна.

Важным фактором для Северо-Запада РФ является близость границы и морских портов, что усиливает экспортную направленность лесопромышленного бизнеса. Такая же тенденция наблюдается сейчас и в Сибири, а также частично на Дальнем Востоке – близость к Китаю позволяет производить лесопродукцию в промышленных масштабах и поставлять ее на азиатские рынки.

В регионах с худшими лесосырьевыми ресурсами, со слабо развитой лесной промышленностью и удаленных от экспортных рынков сбыта наблюдается преобладание малого и среднего бизнеса. В этом плане процесс укрупнения лесного бизнеса происходит в таких регионах медленнее, а развитие лесопромышленного комплекса затруднено.

С другой стороны, именно такая ситуация дает шанс средним предприятиям, расположенным вне традиционных лесопромышленных регионов, вырасти в крупные бизнес-формации, однако для этого необходим целый ряд факторов, а наличие большого лесного фонда в аренде не является фактором, однозначно определяющим успех. Важно построение эффективной бизнес-модели, позволяющей эффективно перерабатывать все имеющиеся лесные ресурсы, однако с этим у среднего бизнеса наблюдаются существенные проблемы, на которых мы попытаемся акцентировать наше внимание. Конечно, с указанными ниже проблемами сталкиваются и крупные компании, но, в основном, проблема характерна для организаций среднего масштаба, что подтверждено практикой ООО «НЛАРИ» при разработке ПИП.

КОЛИЧЕСТВО НЕ ПЕРЕРАСТАЕТ В КАЧЕСТВО

Опыт разработки приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов имеющийся у ООО «Национальное Лесное Агентство Развития и Инвестиций» показывает, что существенная часть проектов внедряется средними лесозаготовительными и лесоперерабатывающими компаниями без должного анализа и с крайне низким уровнем прогнозирования своей последующей деятельности.

Наличие инвестиционных возможностей или возможность получения инвестиций, а также давление со стороны сырьевого рынка, в виде банальной нехватки сырья и его подорожания, стимулируют относительно небольшие предприятия ЛПК брать лесные участки в аренду по механизму ПИП. Безусловно, в этой логике есть много здравых рассуждений, - наличие собственной лесной базы повышает устойчивость бизнеса по сравнению с конкурентами, позволяет выйти на новый уровень развития бизнеса и сулит новые прибыли. С другой стороны, лесоперерабатывающие предприятия, которые отказались от собственной лесозаготовки в 00-е, стремятся вернуться в лес, так как концентрация лесного фонда в руках нескольких лесопромышленных холдингов чревата последующими проблемами со снабжением круглыми лесоматериалами. Крупный лесопромышленный холдинг, имеющий лес в аренде, может самостоятельно заниматься переработкой сырья, а не продавать его другим потребителям. Такая ситуация очень остро сейчас наблюдается на рынке березового фанерного сырья, крупные арендаторы создают собственные перерабатывающие мощности и вытесняют других потребителей, не имеющих собственной аренды.

Одновременно, местные лесные власти зачастую стимулируют передачу лесного фонда в аренду, создавая некоторый ажиотаж и нервозный фон на рынке сырья и лесной аренды. Это вполне логично, критерием оценки деятельности органов управления лесами на местах является собираемость арендных платежей или доля лесного фонда в аренде, в противном случае, лесной фонд находится на балансе государства и генерирует затраты на его содержание. Механизм ПИП позволяет лесным чиновникам передать большие лесные массивы арендаторам и переложить всю ответственность и затраты на арендатора.

Несмотря на длительный процесс согласования аренды лесных ресурсов в рамках механизма приоритетных инвестиционных проектов, предполагающий согласования на уровне Минприроды РФ и Минпромторга РФ, в целом, процесс передачи лесов в аренду для местных лесных чиновников происходит проще и удобнее, так как передаются, как правило, достаточно большие лесные массивы. Кроме того, с местных чиновников снимается часть ответственности, так как все процессы передачи лесов в аренду согласовываются с вышестоящим руководством на федеральном уровне.

ОШИБКИ ПЛАНИРОВАНИЯ

Средние лесопромышленные предприятия, под влиянием естественной потребности повышения устойчивости бизнеса и его доходности, а также под влиянием действий других участников рынка или местных лесных чиновников принимают решения о реализации собственного приоритетного инвестиционного проекта. Как правило, это решение является довольно поверхностным и не имеющим под собой глубокого анализа. Большинство ПИП, реализуемых средними предприятиями, представляет собой банальное тиражирование имеющегося бизнеса, как по качественным, так и по количественным характеристикам. То есть если потенциальный инвестор осуществляет заготовку древесины в небольших объемах и часть пиловочного сырья перерабатывает на небольшом лесопильном производстве, то, как правило, новый инвестиционный проект будет абсолютной копией имеющегося производственного комплекса с незначительными изменениями. Вариативность в реализации бизнес-модели, с учетом увеличившейся лесной аренды, встречается довольно редко.

ПРОБЛЕМА ПЕРЕРАБОТКИ БАЛАНСОВОЙ И ДРОВЯНОЙ ДРЕВЕСИНЫ

Другой проблемой, для средних лесопромышленных предприятий, является довольно слабое планирование в области комплексной переработки древесного сырья. Конечно, данная проблема характерна для всего российского лесопромышленного комплекса, балансовая и дровяная древесина не находят полноценного сбыта на внутреннем рынке, а крупных потребителей этой категории сырья крайне мало. Практика показывает, что малые и средние российские лесопромышленные предприятия не могут найти изящных и эффективных решений для переработки низкокачественного сырья. Основным вариантом использования низкокачественной древесины является организация участков по производству древесного угля, древесных брикетов или технологической щепы, но эти виды продукции имеют ограниченные перспективы на внутреннем рынке и довольно туманные возможности экспорта. Большинство потенциальных арендаторов лесных участков вносят данные производственные направления в свой инвестиционный проект для того, чтобы показать возможности комплексной переработки сырья, без должного анализа рынка и без полноценного понимания, что в итоге они будут делать с этой продукцией. Как правило, эти направления переработки частично или полностью не функционируют несмотря на вложенные инвестиции.

ЛЕС «КОТ» В МЕШКЕ

Еще более важной проблемой является качество лесосырьевой базы, планируемой к получению в аренду по механизму приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов. Часто, те лесные массивы, которые по факту могут быть получены в рамках механизма ПИП – имеют довольно посредственные таксационные показатели. Предприятия среднего бизнеса экономят на проведении таксационной оценки лесов, и в результате не могут достичь плановых значений по заготовке целевого сырья, прежде всего это конечно касается пиловочника и фанерного кряжа. Распространена ситуация, когда, например, лесопильное предприятие берет дополнительную лесосырьевую базу в рамках механизма ПИП, но имеет меньший выход пиловочного сырья при заготовке древесины на новых лесных участках, чем при эксплуатации той лесосырьевой базы, которая была арендована ранее. Стоит также учитывать, что общим правилом для лесных чиновников является добавление в аренду участков леса с низкокачественными древостоями, таким образом, появляется возможность сдать в аренду самые невостребованные активы.

Качество лесного фонда, планируемое в аренду по механизму ПИП, имеет критическое значение для последующего развития бизнеса. Если выход целевых категорий круглых лесоматериалов будет низким, то это повлияет и на объемы производства готовой продукции. Одновременно, затраты на заготовку древесины, лесовосстановление, лесохозяйственные работы и строительство лесной инфраструктуры приходятся на обезличенный кубический метр круглого сырья. Если выход целевого сырья, например, пиловочника, невелик, то все эти затраты увеличивают его себестоимость. При отсутствии переработки низкокачественных категорий сырья (балансов и дров) или отсутствии возможности их рентабельной продажи, затраты на их заготовку ложатся на целевое сырье. 

А ПОТЯНЕМ ЛИ…

Еще более важной проблемой является проблема содержания лесного фонда. Сюда включаются арендные платежи, затраты на противопожарные мероприятия, санитарные рубки, строительство лесной инфраструктуры, лесовосстановление и прочие обязательные работы, не связанные непосредственно с лесозаготовительной деятельностью. Эти затраты возрастают пропорционально увеличившейся арендной базе и носят условно постоянный характер.

На эффективность этих затрат влияет много факторов – начиная от объемов переработки заготовленного сырья и комплексности переработки и заканчивая эффективностью лесозаготовки. Выполнение всех указанных лесохозяйственных работ требует приобретения парка специализированной лесной техники, которая не приносит непосредственной прибыли, однако постоянно генерирует затраты. Если переработка круглых лесоматериалов имеет низкую эффективность, то указанные затраты на лесохозяйственные работы и содержание лесного фонда могут «похоронить» весь инвестиционный проект. Очевидно, что при реализации ПИП необходимо выстраивать новую бизнес-модель, более эффективную чем прошлый бизнес. Тиражирование малых или средних перерабатывающих мощностей, при получении лесов в аренду в рамках механизма ПИП является экономически неоправданным решением.

СРАВНЕНИЯ НЕ В ПОЛЬЗУ СРЕДНЕГО БИЗНЕСА

Крупный бизнес имеет все те же проблемы, что и предприятия среднего размера. Однако подходы к их решению и возможности существенно отличаются. Крупный бизнес имеет организационную и финансовую возможность комплексной и всесторонней оценки лесосырьевой базы с точки зрения таксационных характеристик древостоев, логистики снабжения и технологий переработки. Но главное — крупный бизнес может обеспечить комплексную переработку круглых лесоматериалов, что часто недоступно для среднего бизнеса.

Переработка низкокачественного древесного сырья в современном ЛПК находится за пределами возможностей компаний среднего размера, так как это относится к сегменту целлюлозно-бумажного производства, производства древесно-стружечных, древесноволокнистых или ориентировано стружечных плит, что лежит вне его финансовых возможностей. В то же время, крупный бизнес может позволить себе реализовать масштабный проект по переработке низкокачественного сырья.

Крупный бизнес организует переработку сырья на основе масштабных проектов с большой производительностью, что позволяет реализовать «эффект масштаба», позволяющий нивелировать все затраты, связанные с содержанием лесного фонда и непроизводственными лесохозяйственными работами.

Главное, крупный бизнес может реализовать в инвестиционном проекте лучшие и современные технические идеи, а также организационные и технологические практики, которые средний бизнес реализовать не может как по финансовым причинам, так и по причинам низкого уровня подготовки менеджмента. В данном вопросе сказывается различный уровень образования и подготовки лиц, принимающих решения, и это сравнение не в пользу небольших предприятий отрасли.

Важным фактором является реализуемость инвестиционных проектов в области освоения лесов в заявляемые сроки. Действующее законодательство жестко закрепляет сроки их реализации и весьма распространена ситуация, когда срыв сроков ведет к последующей потере статуса приоритетного инвестиционного проекта. Этот фактор также можно отнести к низкому уровню менеджмента малых и средних предприятий. 

Крупный бизнес в лесу удобен государству. Резко снижаются затраты на контроль лесозаготовителей, так как меньшее количество арендаторов требует меньше проверок, также сокращается доля нелегальных лесозаготовок. Повышается уровень лесохозяйственных мероприятий, прежде всего противопожарных и санитарных, так как крупный бизнес имеет соответствующую техническую базу для исполнения данных мероприятий. Общий эффект от использования лесных ресурсов и уровня их переработки существенно возрастает, когда оператором является крупный бизнес.

ПЕРСПЕКТИВЫ ДЛЯ СРЕДНЕГО БИЗНЕСА

Текущая ситуация в лесном комплексе, связанная с закрытием европейского рынка, может в среднесрочной и долгосрочной перспективе положительно сказаться на лесопромышленном комплексе. Переориентация на восток усилит национальный ЛПК и откроет новые рынки. Необходимо также учитывать низкий уровень развития внутреннего рынка лесопромышленной продукции в РФ. При гипотетическом возврате российской лесопродукции в Европу, общий объем промышленного производства лесопродукции в стране существенно возрастет, что является шансом для среднего бизнеса выйти на новый уровень. Безусловно, указанный рост возможен после стабилизации банковской сферы в стране и возникновения «инвестиционного рубля» с низкими банковскими ставками по инвестиционным кредитам. Важным фактором также является широкий доступ к технологиям и оборудованию и развитию в стране собственного производства лесопромышленного оборудования и лесозаготовительной техники.

В этой связи, механизм ПИП может помочь создать новые крупные лесопромышленные кластеры, которые могут вырасти из небольших отраслевых предприятий в лесных регионах, ранее не являвшихся лесопромышленными центрами, и основным драйвером развития будет именно средний бизнес. Такой сценарий развития возможен при повышении уровня построения бизнес-моделей при реализации приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов начиная от прогнозирования рынков сбыта продукции и адекватной оценки лесосырьевой базы и заканчивая комплексным технологическим и техническим обоснованием проектов.

Национальное Лесное Агентство Развития и Инвестиций

ПОДЕЛИТЬСЯ

В числе экспертов Ассоциации:

Фото эксперта Владимир Швец
Владимир Швец
Координатор Инжинирингового центра Ассоциации «ЛЕСТЕХ»
[email protected]
Фото эксперта Артём Гаврилов
Артём Гаврилов
Руководитель направления «Технологии и оборудование систем аспирации, фильтрации и обеспыливания» Ассоциации «ЛЕСТЕХ»
[email protected]

Ассоциация «ЛЕСТЕХ»: [email protected]