Ассоциация производителей машин и оборудования лесопромышленного комплекса

Эффективность лесного комплекса и освоение лесных ресурсов Красноярского края

Бюллетень Ассоциации «ЛЕСТЕХ» №11, 2023 г.

В исследовании проведен анализ факторов, оказывающих существенное влияние на эффективность лесного сектора России. Рассмотрены методы государственной поддержки лесного сектора в России и за рубежом. Для стран, являющихся активными лесопользователями, определены действующие административные и экономические инструменты стимулирования при освоении лесных массивов и внедрении передовых технологий. На примере Красноярского края проанализированы результаты, реализуемого в России механизма государственного стимулирования лесного сектора путем поддержки приоритетных инвестиционных проектов в области лесопользования.

Источник публикации и ссылка для цитирования – Долматов, С. Н. Эффективность лесного комплекса и освоение лесных ресурсов Красноярского края / С. Н. Долматов, Р. Н. Ковалев // Хвойные бореальной зоны. – 2022. – Т. 40. – № 4. – С. 280-288.

ВВЕДЕНИЕ

Величина и динамика показателей лесного сектора изначально определяется наличием лесосырьевых ресурсов. В настоящее время Российская Федерация обладает максимальными объемами лесных площадей среди десятка стран – лидеров лесного сектора. Показатели по объемам лесозаготовки и площадям лесных земель показаны на рис. 1 [1; 2] Несмотря на несомненное мировое лидерство России по площади лесных земель, максимальный объем леса заготавливается в США, т. е. лесной фонд США эксплуатируется более интенсивно. Каждый гектар лесной площади РФ приносит 0,45 м3 древесины. Для США этот показатель равен 1,04 м3, для Финляндии – 2,72 м3, для Германии – необычно высокие 5 м3, что более чем в 10 раз больше, чем в РФ. Сверхвысокие объемы лесозаготовки и степень эксплуатации лесных массивов Индии во многом объясняются особенностью учета и правовым статусом лесоматериалов, заготовленных при этом. Значительные объемы древесины Индии заготавливаются за пределами зарегистрированных площади лесов (TOF) [3].

Развитие лесопромышленного комплекса России и Красноярского края, в частности, строится на принципах, характерных для предприятий перерабатывающей промышленности, однако с особенностями, делающими такие предприятия частично «добывающими», как, например, предприятия нефтяного и газового профиля. И если последние (добывающие отрасли) демонстрируют устойчивый рост вклада в общий объем валовой добавленной стоимости (с 9,5 до 12,6% по РФ в целом), то сельское и лесное хозяйство имеет вклад всего в 3,8% ВВП РФ без наличия тенденций увеличения (рис. 2) [4].

Сельское хозяйство обладает достаточно высокими показателями как в натуральном, так и в денежном выражении. А вот лесная промышленность, по существу, перестала быть принципиально весомой и значимой отраслью природопользования России. С начала 2000 г. вклад лесной промышленности в валовой внутренний продукт страны постепенно снижался: если в 2003 г. он составлял 2,3%, то на начало 2013 г. только 1,6% [5].

Сам характер лесопользования в России, который в значительной степени носит экстенсивный характер, приводит к истощению лесосырьевых баз, имеющих устойчивое транспортно-логистическое обеспечение. При этом кардинальные улучшения в области строительства лесных дорог и объектов транспортной инфраструктуры отсутствуют, следовательно, предприятия лесопереработки не имеют возможности обеспечить себя качественным сырьем. Недостаточное развитие дорожной сети приводит к снижению эффективности не только лесопользования, но и мероприятий по лесовосстановлению [6]. Показатели лесовосстановительных мероприятий имеют устойчивую тенденцию к снижению темпов и объемов [7].

Для создания предпосылок кардинального улучшения показателей работы лесопромышленного комплекса России как внутри страны, так и на мировом рынке, необходим коренной пересмотр политики в области стимулирования развития современных технологий лесозаготовки и глубокой переработки заготовленных лесоматериалов с целью получения продукции с высокой добавленной стоимостью. Для реализации этих мер потребуются значительные инвестиции как в производственные мощности, так и в строительство транспортной инфраструктуры, в том числе и новых лесных дорог на удаленных и малоосвоенных территориях концентрированного расположения лесных массивов, в частности, в Красноярском крае.

ЦЕЛЬ И ЗАДАЧИ ИССЛЕДОВАНИЯ

Цель исследования – анализ эффективности решений по реализации приоритетных проектов в области лесопользования в Красноярском крае при вовлечении в промышленное освоение лесных массивов удалённых и малообжитых районов региона.

Задачи исследования: рассмотреть методы стимулирования и поддержки лесного сектора в России и за рубежом; определить эффективность текущих мероприятий по интенсификации освоения лесных ресурсов, действующих на территории Красноярского края в рамках реализации приоритетных проектов в области лесопользования.

ОБЪЕКТЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

Объектом исследования служили данные о запасах леса, лесопокрытых площадях, объемах лесозаготовки отдельных субъектов и государств, данные федеральных и муниципальных систем контроля и мониторинга оборота лесной продукции. Использовались источники, расположенные в свободном доступе. В качестве методов исследования использовались анализ данных, метод обобщения, систематизации и построения гипотез.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Для изучения перспективных методов и средств поддержки и стимулирования лесного комплекса необходимо изучить опыт промышленно развитых стран. Изучение опыта зарубежных стран по формированию комплекса мер, по стимулированию предприятий лесного комплекса позволит установить перечень инструментов, оказывающих положительное влияние на экономическую активность представителей бизнеса в лесном секторе экономики. Эти инструменты необходимы для освоения новых областей бизнеса и секторов рынка, использования передовых достижений научно-технического прогресса.

В Европе для стимулирования развития лесного комплекса чаще всего используются финансовые инструменты в виде государственных субсидий, снижения налогов, создания фондов поддержки субъектов бизнеса в области лесопользования. Эти мероприятия проводятся в рамках действующих стратегий и законодательных актов, декларирующих принципы, на основании которых развивается лесной сектор Евросоюза. К таким принципам относятся: устойчивое и многоцелевое управление лесами, сбалансированное пользование разными ресурсами и услугами леса, обеспечение охраны лесов; ресурсная эффективность оптимизации вклада лесов и лесного сектора в развитие сельских территорий, экономический рост и создание рабочих мест; глобальная ответственность за леса, стимулирование устойчивого (ответственного) производства и потребления лесной продукции [8].

Институциональные меры, принятые для достижения целей устойчивого лесопользования в Евросоюзе, включают поддержку исследований, образования и обучения, улучшенный доступ к лесам и расширение рекреационных возможностей лесных областей, кампании по безопасности и охране здоровья. Инструменты правового регулирования, созданные для достижения этих целей, включают законодательные инструменты, государственную финансовую поддержку, налоговые льготы. Как и в лесном секторе России, в Евросоюзе к основным проблемам относят сокращение численности населения в сельской и лесной местности, снижение уровня занятости населения и числа рабочих мест, истощение лесных ресурсов, нестабильные рынки древесины и трудность прогнозирования эффективного использования древесной биомассы. Шесть Европейских стран сообщили о необходимости постоянно адаптировать систему лесного образования, необходимости решать возникающие проблемы при обеспечении достаточного количества высококвалифицированных специалистов отрасли. Имеется необходимость в повышении квалификации и обмене информацией в области охраны труда, здоровья и труда, консалтинга и трансфера ноу-хау [9].

Чаще всего в Евросоюзе для поддержки лесного сектора выделяются субсидии и гранты (см. таблицу) [10; 11; 12] Субсидии являются целевыми и направляются на обеспечение финансирования конкретного вида деятельности. Для условий России такой инструмент малоприменим, поскольку объектом субсидирования в Европе являются частные объекты лесопользования, т. е. лесные земли, находящиеся в частной собственности. Снижение налогового бремени – достаточно распространенный инструмент, предполагающий снижение или освобождение от налогов на лес, землю, основные фонды, прибыль и т.п. Основное преимущество такого механизма – высокая гибкость. Меры снижения налоговой нагрузки могут с успехом применяться как для частного бизнеса, так и для государственных предприятий.

Практика создания национальных государственных фондов в качестве инструмента для стимулирования лесопользователей распространена в Австрии, Румынии, Черногории и направлена, в основном, на поддержку мероприятий лесовосстановления. Меры по поддержке приоритетных направлений лесопользования, например, проектов, имеющих цель производство продукции с высокой добавленной стоимостью, распространены в Швеции в виде программ совместного государственного софинансирования. Инструментом поддержки лесопользователей является льготное кредитование. Также широко распространены меры поддержки в виде бесплатных консультационных услуг по вопросам управления и модернизации лесного бизнеса. Эффективность подобных мероприятий в России находится под большим вопросом – поскольку в настоящее время научно-исследовательские учреждения, которые потенциально могут оказывать подобные консалтинговые услуги, практически утратили связь с реальным сектором экономики в области лесопользования и воспроизводства лесов.

Характерной особенностью России в области формы собственности на лесные массивы является 100% государственная собственность на леса. Подобная форма собственности, характерна для Канады. В Канаде практически весь лесной фонд состоит в государственной собственности: 94% всех лесов находится в провинциальной или федеральной собственности [13].

Кроме того, Канада весьма схожа с Россией по природно-климатическим условиям. Меры по поддержке лесопользователей Канады осуществляются в виде программ поддержки на уровне федерации и муниципалитетов. Программы федерального финансирования, поддерживаемые Канадской лесной службой, направлены на диверсификацию лесной продукции, рынков и процессов для поддержки конкурентоспособности лесного сектора Канады. Принято пять основных направлений для поддержки лесного сектора [14].

1. Программа Forest Innovation Program поддерживает исследования, разработки и деятельность по передаче технологий в лесном секторе Канады.

2. Программа «Зеленое строительство через древесину» (GCWood) поощряет более широкое использование древесины в нетрадиционном строительстве в Канаде, стимулируя строительство высотных деревянных зданий, деревянных мостов и малоэтажных деревянных коммерческих зданий.

3. Программа «2 миллиарда деревьев» поддерживает проекты по посадке деревьев в рамках обязательства правительства Канады посадить два миллиарда деревьев к 2030 г. (в рамках программы достижения нулевого уровня выбросов оксида углерода к 2050 г.).

4. Инициатива коренных народов по лесному хозяйству помогает увеличить участие коренных народов в экономике Канады.

5. Программа «Инвестиции в преобразование лесной промышленности» направлена на то, чтобы помочь лесному сектору Канады стать более конкурентоспособным и экологически устойчивым за счет целевых инвестиций в передовые технологии.

Федеральные программы Канады оказывают финансовую поддержку проектам, способствующим внедрению инновационных материалов, технологий и процессов в лесном секторе. С 2007 г. правительство Канады поддерживает инициативы, которые способствуют инновациям и создают новые рыночные возможности для лесного сектора Канады. Осуществлена поддержка более 40 проектов в области выпуска продукции лесопереработки. Реализация проектов обеспечила создание более 5 000 новых рабочих мест. В 2017 г. программа была пролонгирована с обеспечением дополнительного финансирования в размере 63 млн долларов США.

Принимая во внимание обширную зарубежную практику стимулирования инвестиций в лесной сектор, можно сделать вывод о сочетании государственных, законодательных и рыночных механизмов стимулирования. При этом имеется определенная специфика, формируемая как природно-климатическими факторами, расстояниями и логистикой, так и институциональными факторами, формами собственности и особенностями государственного регулирования и управления лесным сектором. Самые широко применяемые меры поддержки – это формирование государственных фондов поддержки, снижение налогов, государственное субсидирование и частичное совместное финансирование.

В Российской Федерации с 2007 г. принята и реализуется программа государственной поддержки крупных инвестиционных проектов в области освоения лесов, направленных на создание продукции с высокой добавленной стоимостью. Согласно постановлению Правительства Российской Федерации от 30.06.2007 № 419 «О приоритетных инвестиционных проектах в области освоения лесов», были предусмотрены меры по стимулированию инвестиционной активности в лесном секторе. Участие в приоритетном инвестиционном проекте дает инвестору право на получение лесосечного фонда без аукциона и 50% льготы на арендную плату за пользование участком леса.

Относительно успешности проведения мер государственной поддержки инвестиционных проектов с целью стимулирования инвестиций в лесной сектор России мнения существенным образом разнятся. С одной стороны, приводятся факты того, что анализ данных о реализации инвестиционных проектов, получивших государственную поддержку, позволяет установить правильность выбранной государственной стратегии эффективности этого механизма в целом [15]. С другой стороны, опыт реальной реализации инвестиционных проектов в лесном секторе может быть неудовлетворительным, и даже резко отрицательным [16].

По состоянию на 01.10.2021 г. на территории Красноярского края реализуется 8 проектов, включенных в перечень приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов. Общая сумма освоенных инвестиций по действующим Проектам по итогам 3 квартала 2021 г. составляет 31,93 млрд руб., в том числе в 3 квартале 2021 г. – 0,56 млрд руб. [17].

Целый ряд инвестиционных проектов в лесном секторе Красноярского края закончились практически полным провалом. Заявленные объемы производства или не были достигнуты или даже само производство не было запущено. Например, ООО УК «Мекран» закончило свое существование банкротством [18].

ООО «Енисейский фанерный комбинат» прекратил свое существование, договор аренды лесных площадей был расторгнут, объемы производства не составили даже десятой части от запланированного, заявленное производство ориентированно-стружечной плиты (OSB) так и не было запущено [19].

ООО «Приангарский ЛПК», как и многие другие инвестиционные проекты, было создано далеко не с нуля, а на базе законсервированного лесопильного производства в г. Кодинске. Несмотря на громкие заявления в СМИ о выходе на расчетные показатели производства и в целом успешности проекта – выручка ООО «Приангарский ЛПК» в 2020 г. составила 5,2 млрд руб., а чистая прибыль – 59,2 млн руб. Доля чистой прибыли от выручки составляет всего 1,1% [20]. Вместе с тем в своей производственной деятельности ООО «Приангарский ЛПК» может себе позволить нарушения в области экологического законодательства и выплату многомиллионных штрафов [21].

В результате анализа ключевых финансовых показателей было установлено, что финансовое состояние ООО «Приангарский ЛПК» значительно хуже финансового состояния половины всех крупных предприятий, занимающихся лесозаготовками. Финансовое положение ООО «Приангарский ЛПК» значительно хуже, чем у большинства сопоставимых по масштабу деятельности организаций Российской Федерации, отчетность которых содержится в информационной базе ФНС [22].

На январь 2022 г. АО Краслеиснвест освоил всего 26% от объема плановых на отчетный период инвестиций. В рамках ООО «Кодинский ЛПК» было создано всего 36 новых рабочих мест (менее чем 16% от запланированного!) [17]. Разве это те высокие результаты, на которые был расчет при запуске приоритетных инвестиционных проектов, которые должны были стать драйверами развития лесных территорий Красноярского края?

По информации счетной палаты Красноярского края [23] всего в регионе осуществлялась реализация 21 инвестиционного проекта, из которых 5 были исключены из данного перечня в связи с неисполнением обязательств, еще 5 признаны успешно завершенными, при этом только 2 из них в настоящее время продолжают успешно работать, остальные 11 находятся на разных стадиях реализации. При этом: производство продукции в полном объеме не осуществляется ни на одном из проектов; не создано 1860 рабочих мест (при плане на 01.10.2018 г. – 4406 работников, привлечено 2546 чел.); не обеспечено поступление налоговых платежей в консолидированный бюджет Красноярского края в размере 7,0 млрд руб. Инвестиционные проекты не оказали существенного влияния на динамику индексов производства, на поступление доходов в краевой бюджет, численность работников лесного комплекса с 2010 г. по 2019 г. сократилась почти вдвое (с 31 896 человек, до 17 971 чел.), более чем в 3 раза увеличился убыток лесозаготовительных, лесоперерабатывающих организаций до налогообложения (в 2009 г. – 1,27 млрд руб., в 2019 г. – 4,15 млрд руб.).

Интенсивная лесозаготовка, в рамках действия инвестиционных проектов, сопровождается повсеместным нарушением экологических норм и правил, в полном объеме не выполнено ни одно противопожарное и лесовосстановительное мероприятие [23].

Анализируя объемы лесозаготовок (рис. 3), опираясь на данные по Российской Федерации [4], можно констатировать резкое (более чем в 2 раза) снижение объемов заготовки в период начала 1990-х годов и выход на практически стабильное плато объемов в диапазоне 91…137 млн м3. Однако, если оценить показатели площадей лесных пожаров (рис. 4), будет прослеживаться их катастрофическая положительная динамика. Прирост площади лесных пожаров для данных 2020 г. по сравнению с 1992 г. составляет +8508,5 тыс. га или в 13 раз. При этом в 1992 г. было заготовлено 238 млн м3, а в 2020 – 137 млн м3 древесины.

По данным Greenpeace – 2021 г. назван самым катастрофическим годом для лесов России, пожарами пройдено 18,1 млн га [24].

Только 9% территории Красноярского края отнесено к зоне наземного мониторинга лесных пожаров, на площади 17% осуществляется авиационный мониторинг, и на 73% территории организован спутниковый мониторинг лесных пожаров [25]. Такое крайне неравномерное распределение обусловлено лесопожарной характеристикой земель лесного фонда, наличием и состоянием дорожной сети и социальной значимостью лесов.

По информации Министерства промышленности и торговли РФ, на конец 2020 г. в области лесопользования действуют 153 инвестиционных проекта, с заявленным объемом финансирования 630 млрд руб. За время действия механизма поддержки лесного комплекса в виде инвестиционных проектов были задействованы 234 проекта, но 81 проект (или 35% от общего числа) были исключены за различные нарушения [26].

Реализация инвестиционных проектов повсеместно осуществляется с многочисленными нарушениями, не создаются запланированные новые рабочие места, нарушаются сроки, не выполняются заявленные объемы ввода в эксплуатацию производственных мощностей и объектов глубокой переработки лесосырьевых ресурсов. В связи с этим, с 2018 г. [27] в России приняты более жесткие требования к реализации приоритетных инвестиционных проектов в области лесопромышленного комплекса. С 2018 г. срок действия пониженной платы за лесопользование зависит от объема инвестиций и начинается только с введением лесоперерабатывающих мощностей в эксплуатацию, а до этого момента арендная плата начисляется в полном объеме. Изменился порядок включения инвестиционных проектов в перечень приоритетных: объем инвестиций должен составлять не менее 500 млн руб. на модернизацию предприятий лесопромышленной инфраструктуры и не менее 750 млн руб. на создание новых объектов (причем объём инвестиций на создание объектов лесной инфраструктуры не должен превышать 20% общей суммы). При этом инвестор должен документально подтвердить наличие у него собственных или заемных средств в объеме не менее чем 50% от необходимых на весь проект, или 25% необходимых на первые два года, если срок реализации проекта превышает три года. (Постановлением Правительства РФ от 24 мая 2019 г. № 651 объем минимально возможных инвестиций увеличен до 2 млрд руб. и 3 млрд руб. соответственно – примечание редакции).

Особенно острой остается проблема вовлечения в промышленную переработку низкокачественной, низкотоварной древесины, спрос и переработка которой возможны только при условии создания предприятия-утилизатора такого сырья. Для производства пеллет, плит МДФ такое сырье подходит лишь частично, поскольку здесь требуются лесоматериалы достаточно высокого качества (в основном отходы лесопиления), тем более что продукция ориентирована на весьма требовательный внешний рынок [28].

Вариантом технологии освоения таких ресурсов может быть технология древесно-минеральных композитов. Технология позволяет получить местный качественный строительный материал, превосходящий по тепловой эффективности, паропроницаемости, пониженной пожарной опасности традиционные строительные материалы. Строительство объектов на основе этой технологии имеет такие преимущества, как уменьшение в несколько раз объемов завозимых материалов, возможность изготовления строительных материалов на местах, преимущественно из местного сырья [29]. Однако ни один из инвестиционных проектов Красноярского края не предусматривает производства подобной продукции.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Для обеспечения устойчивого функционирования лесного сектора экономики за рубежом и в Российской Федерации применяются различные инструменты стимулирования. В зависимости от права собственности на лесные ресурсы и региональных особенностей – формы поддержки лесного сектора достаточно разнообразны и представлены мерами государственного стимулирования инвестиционной активности. Анализ методов государственной поддержки лесного бизнеса, применяемых за рубежом, позволяет сделать вывод о практической невозможности или нецелесообразности применения их в условиях Российской Федерации.

Технология приоритетных инвестиционных проектов в области лесного сектора получила широкое распространение в России в качестве меры по поддержке инвестиционной активности лесного бизнеса и развития ранее малоосвоенных лесных массивов и территорий. Анализ данных об успешности реализации приоритетных инвестиционных проектов лесного сектора Красноярского края установил недостаточную эффективность механизма приоритетного инвестирования.

Среди причин недостаточной эффективности инвестиционных проектов в области лесного сектора можно выделить отсутствие реальной мотивации участников инвестиционных проектов в части гарантированного обеспечения заявленных показателей в части ввода в эксплуатацию объектов глубокой промышленной переработки древесины, создания новых рабочих мест, вовлечения в производство высоких достижений научно-технического прогресса, производства современных материалов с высокой добавленной стоимостью. В основном, интерес участников таких проектов ограничивается на моменте льготного получения лесосырьевых баз и возможности заготовки круглых лесоматериалов. Нередко инвестиционные проекты прекращают свою деятельность по причинам невыполнения обязательств, банкротства предприятий, недостатка или отсутствия инвестиций или расторжения договоров аренды лесных площадей из-за несвоевременной оплаты платежей, нарушений правил лесопользования. Кроме того, круглые лесоматериалы, недостаточного уровня переделов, имеют невысокую рентабельность, а строительство центров по производству высоколиквидной продукции (плиты, мебель, деревянные конструкции, целлюлоза, строительные материалы) требует колоссальных инвестиций с длительным сроком окупаемости.

Можно сделать вывод о том, что тренд опережающего развития лесных регионов Сибири посредством реализации приоритетных проектов в области лесопользования так и не был реализован. Не произошла коренная перестройка лесного комплекса на основе глубокой переработки лесных ресурсов с целью получения продукции с высокой добавленной стоимостью. Запланированные социально-демографические эффекты, рост привлекательности и числа рабочих мест в лесном секторе также не были достигнуты. Вместе с тем, в рамках инвестиционных проектов, идет интенсивная эксплуатация уже истощенных лесосырьевых баз. При этом не осуществляется строительство лесных дорог и объектов инфраструктуры для глубокого проникновения в ранее не освоенные, малонаселенные части региона, не производятся достаточные объемы работ по лесовосстановлению. Эти явления приводят к еще большей расстроенности лесов, росту числа пожаров, увеличению дефицита доступных лесных ресурсов.

Сергей Долматов
Сибирский государственный университет науки и технологий
имени академика М.Ф. Решетнева

Рудольф Ковалев
Уральский государственный лесотехнический университет

Библиографический список

ПОДЕЛИТЬСЯ

В числе экспертов Ассоциации:

Фото эксперта Ольга Полянская
Ольга Полянская
Кандидат экономических наук, заведующая кафедрой экономики учета и анализа хозяйственной деятельности СПбГЛТУ
[email protected]
Фото эксперта Владислав Бортников
Владислав Бортников
Технический директор ООО «ТП Лаб»
[email protected]
Фото эксперта Константин Иванов
Константин Иванов
к.т.н., Управляющий партнер, совладелец ООО «Зета Консалтинг»
[email protected]

Ассоциация «ЛЕСТЕХ»: [email protected]